Луганск горит, аптеки и магазины не работают, психика людей разрушена : откровения переселенцев

"Луганск горит, аптеки и магазины не работают, психика людей разрушена": откровения переселенцев

Фото с сайта joinfo.ua.
Автор: Юлия Ворона

Харьков стал временным домом для нескольких тысяч переселенцев из Донбасса. 

Vgorode пообщался с людьми, которые приехали в первую столицу Украины из Луганска всей семьей. Они рассказывают ужасы войны, которые им пришлось пережить, но отказываются фотографироваться и просят изменить их настоящие имена. 

60-летняя Елена и 66-летний Сергей выезжали впопыхах. За полчаса собрали необходимые вещи, закрыли квартиру и гараж с авто, и отправились на вокзал. Вместе с ними – 93-летняя парализованная мама Елены, которая до сих пор не знает, что в стране война. "Иначе ее сердце не выдержало бы" - говорит женщина и плачет. 

В отличие от мужа – который сильно заболел из-за переживаний – Елена не может сдерживать слез. Горечи и обиды от того, что происходит в Луганске, и умиления от неожиданно теплого приема харьковчан. 

Семья выехала из родного города 18 июня. 

В машину попал снаряд. Фото с сайта lg.vgorode.ua.

Елена: Началось это очень страшно. Моей маме 93 года. В феврале ее парализовало, она лежит. И вот началась бомбежка, грохочет ночью. Проснулась, меня трясет. Мама просыпается – вообще не поймет, в чем дело. Я говорю: "Мама, это ремонт соседи делают". А она мне показывает – ночь на улице. Я говорю: "Мам, они хотят быстрее заселиться, поэтому и днем и ночью работают. Ты успокаивайся и засыпай". Я смогла выдержать две недели. 

Сергей: Она не спала ночами. 

Елена: А сына в этот момент послали в командировку в Киев. Он уже был полтора месяца там. Мы звоним ему, рассказываем.  Он говорит - нужно выезжать. Взял билеты. Нам помогли родственники, коллеги. Маму положили на простыни, а потом в инвалидную коляску. Пригнали микроавтобус, посадили ее. А у нее голова не держится. С 2000 года она не выходила на улицу. И вдруг мы ее в простыни…она спрашивает: "Куда? Я ничего не понимаю". Я говорю: "Мам, тут  авария: отключили свет, воду, газ, а как мы будем жить? Мы поедем в другой город всей семьей, ты же с нами поедешь?".  Она говорит: "Куда ты, туда и я". А в поезд не проходит коляска. Опять на простыни. Мы выехали в 13:40, а в час ночи уже были в Харькове. Тут нас встречал сын. Он попросил, чтобы скорая помощь помогла. Так получилось, что и в нашем вагоне парализованный человек, и в другом, и они просто не успевали. Мы попросили помочь грузчиков, а они выпившие. Но все-таки выгрузили, спустили, посадили. Она всю ночь не спала, я ее все время успокаивала.

Если бы папа был жив, он бы не выдержал уже такого, и маме мы не сказали, что война.  Она просто не поверит и не поймет. 

Так выглядит Луганск сегодня. Фото с сайта dialog.ua.

В Харькове у семьи из Луганска нет ни родственников, ни друзей. В последний раз они были здесь, когда город еще назывался первой столицей Украины.  

Елена: Мы приехали, сын снял гостиницу. Там было дорого, 300 гривен в сутки. С нами приехала его невеста. Нас пять человек в одной комнате. Везде, куда бы мы ни обращались, начиная от аптеки и заканчивая гостиницей, люди идут навстречу. Заговорили за раскладушку – да пожалуйста. Ребята сами прибежали, принесли ящики под раскладушку. Мы говорим – мы заплатим, они не хотят даже слушать. Побыли мы в гостинице полторы недели, это накладно. Потом начали искать квартиру и тоже люди пошли навстречу. 

Сын сам по объявлению нашел трехкомнатную квартиру за 2,5 тысячи. Одна комната закрыта. Живем все вместе: сестра с мужем, мы и мама. А сын с женой в зале. 

В очереди в магазине нам рассказали про Красный Крест, чем и куда ехать. Мы туда приехали – смотрим, а там люди несут ящиками продукты, детские памперсы. Наша очередь подошла, нам выдали и крупы, и сахар, и туалетную бумагу дали, и муку и подсолнечное масло, пять пачек майонеза.

Сергей: Мы были в шоке, мы не ждали такого. Именно люди несут, харьковчане. 

Елена: Там горы вещей. Нормальные вещи. Люди спокойно заходят, выбирают. Женщины, которые там обслуживают такие добродушные. Все нам выдали. Мы спрашиваем: "А памперсы для взрослых есть?", они говорят - только для деток. Тут идет женщина главная, спрашивает: "Как вы?". Мы говорим – отлично; одно только пожелание наше - если б еще для взрослых были памперсы.  Она: "Минуточку", пошла, выносит, говорит – ваш третий номер. Мы в шоке были! Она дала нам номер здравотдела, завела в кабинет, все написала. Мы прямо расплакались. 

Страшная картинка луганских улиц.  Фото с сайта dialog.ua.

Уже в Харькове образовалась еще одна семья. Елена плачет, когда рассказывает о свадьбе сына. Не от радости, а из-за досады, мол, хотелось сыграть красивую свадьбу. Не вышло. 

Елена: Сын и невестка встречались два года, собирали деньги на нормальную свадьбу, хотели поехать в путешествие.

Сергей: Потом видим - время тревожное, а они хотят быть вместе…

Елена: Пошли в ЗАГС, говорят - мы хотим расписаться на этой неделе. Невестка в положении. И там тоже пошли на уступки. На праздновании была сестра с мужем, мы и они. Родственники Ирины не смогли приехать на свадьбу. 

Опустевшие обстрелянные здания. Фото с сайта dialog.ua. 

Как бы ни было хорошо в Харькове, семья очень хочет вернуться в родной Луганск. 

Елена: Мы хотим вернуться, но будет ли куда? Там вся наша жизнь, там родились наши дети, учились наши внуки. 

В Луганске все разбомблено…Окна у некоторых уже повылетали. Дом наш вдоль дороги стоит. Мы оставили там записные книжки. Мы не спим. 

А там…там нет ни воды, ни света, психика у людей разрушена. Продуктов нет. Аптеки закрыты, воду не дезинфицируют.  

Каменный Брод горит, люди в подвале сидят, диверсанты бегают и поджигают дома. У моей  сестры был сердечный приступ, скорая не смогла приехать – обстрел.

Сергей: Все люди хотят мира. Непонятно, кто там сейчас (наемники или местные ополченцы – прим. Авт.). 

Елена: Люди не понимают, кто это делает. Там непонятно. Ты не видишь ничего, стреляют со всех сторон. Да и плевать – кто, дайте только пожить.

Сергей: Они (террористы – прим. Авт.) не трогают, но они рядом. Есть правило – увидел преступника или задержи его, или отойди подальше. Последний год стало чище в луганске. 

Харьков -это Украина. Фото Констатинина Буновского.

Впечатления от Харькова

Елена и Сергей поражены новым "родным" городом и его жителями. 

Елена: Мы влюбились в ваш Харьков! Город поразил чистотой. Экология, воздух чище, чем у нас. Прекрасные парки! У вас очень красивые дома, новостройки. Город живет, люди радуются и детки улыбаются. 

Сергей: Интересно, что старый город не разрывается с новым (мужчина говорит со знанием дела. В прошлом он – художник и директор строительной фирмы - прим. Авт.)

Елена: И люди настолько…(снова слезы). Где бы мы ни столкнулись, люди все покажут и расскажут. Пришли карточки пенсионные получать, так девочка даже не пошла на перерыв – помогала нам заявление заполнять. В аптеке закончились лекарства, девочка сама обзвонила все аптеки и попросила отложить. И мы пришли – взяли их. Нам и подушки принесли. И сковородки, и кастрюли. Мы жизнь прожили, но такого мы не видели. Думали, что такое может только в кино быть. Такое добродушие, сочувствие и понимание. 

Несмотря на добрые впечатления, вынужденные переселенцы очень скучают по Луганску. Городу, где познакомились их родители, где мама Елены дождалась с войны отца. Здесь родились их  дети и прошли самые счастливые моменты жизни. Закончится и ад – верят они. 

ЕЩЕ ИНТЕРЕСНЫЕ НОВОСТИ ХАРЬКОВА 

Из Харькова в Луганск отправилась гуманитарная колонна [ФОТО]

В Харькове остается еще десять голландских офицеров

Фоторепортаж: как живет город в летний зной [ФОТО]