Из харьковских музеев воровали египетские мумии и картины Репина

Из харьковских музеев воровали египетские мумии и картины Репина

Директору Художественного музея Валентине Мызгиной ярко запомнился налет на ее учреждение в 1998 году.

Ради двух картин стреляли в охранника

Самое резонансное за последние годы ограбление произошло в художественно-историческом музее Пархомовки 26 октября 2007 года. Из всех ценных экспонатов (среди которых есть и работы Пикассо) два злоумышленника почему-то выбрали фрагмент портрета Томаса Чалонера художника Ван Дейка и гравюру работы Петера Уильямса с картины Рембрандта.

ЧП случилось в конце рабочего дня. Вооруженные пистолетом грабители зашли в музей под видом обыкновенных посетителей и сняли экспонаты со стены. Это заметили охранники, началась перестрелка, во время которой были ранены один из защитников музея и оба нападавших. Бросив картины, грабители удрали на машине, но через несколько дней их нашли и задержали. Оказалось, что ранее они уже "мотали срок" за бандитизм. В 2009 году судья вынес приговоры горе-грабителям, один из них отправился за решетку на 14 лет, второй - на восемь. После того ЧП систему охраны в Пархомовке значительно усилили.

       
   
 
    Коллекция, которая хранится в Пархомовке, привлекает не только туристов, но и преступников.  
       

Выбор воришки изумил специалистов

Причина для наведения порядка с охраной появилась в свое время и в Харьковском художественном музее. В ноябре 1992 года из экспозиции таинственно исчез подготовительный рисунок Репина для иллюстрации к рассказу Горбунова "Безответный". Воришка воспользовался тем, что у музея был недобор смотрителей - один на три зала.

- Обнаружили пропажу уже вечером, когда залы традиционно обходили дежурный научный сотрудник, смотритель и милиционер, - вспоминает директор музея Валентина Мызгина. - Этот графический рисунок висел под занавеской (чтобы не выгорал), а потом исчез из рамки. Киевский райотдел милиции завел уголовное дело, пошел сигнал в Интерпол, но пропажу не обнаружили до сих пор.

Сотрудники музея изумляются: выбор вора был очень странным, особенно с учетом того, что рядом висели более ценные работы того же Репина. Возможно, предполагают в музее, преступник просто ничего не смыслил в искусстве.

Людям в масках не хватило времени

В истории Художественного музея была еще одна попытка ограбления, детали которой сотрудники не раскрывают во избежание дальнейших ЧП (даже "лакомую" картину не называют). Известно, что случилось это в конце 1990-х, когда на окнах второго этажа здания еще не было решеток.

- Утром окно открыли для проветривания, и вдруг из-за занавески, оттолкнув смотрительницу, выпрыгнул сначала один грабитель, затем второй. Они были в масках и с пистолетами и побежали к определенной картине, - описывает происшествие Валентина Мызгина. - Пока один пытался вытащить картину, другой угрожал оружием нашим сотрудникам. Но тревожный сигнал уже пошел.

Уяснив, что не успевают, налетчики бросили картину и сбежали тем же путем - через окно. Буквально мгновенье спустя приехали оперативники, но грабителей уже и след простыл.

       
   
 
    Полотна Ильи Репина особенно популярны у местных грабителей.  
       

В Чугуеве вора догнали охранники

Несколько раз пытались ограбить музей Репина на родине известного художника, в Чугуеве. И в 2000-м, и три года спустя охочие до чужого добра забирались в здание через окно. Первая попытка удалась - украденную тогда картину Васнецова не нашли по сей день. Вторую попытку пресекли сотрудники вневедомственной охраны.

- Сработала сигнализация, и ребята быстро среагировали, - рассказывает директор музея Светлана Бучастая. - Одного грабителя взяли, второй убежал. Как раз у пойманного и были картины: одна в раме, другая – вырезанная ножом. Вынесли две картины Репина: портреты Сапожниковой и Веревкиной. Репинские картины сейчас все ценные, вплоть до маленьких рисуночков.

Чем закончилось расследование, в музее не знают, но больше никто на чугуевские раритеты не посягал.

Во время войны исчезли мумии

Тяжелые утраты харьковские музеи понесли во время Великой Отечественной войны. До оккупации в Харькове хранились внушительные коллекции культурно-исторических ценностей вплоть до египетских мумий. Эвакуировать все ценное не вышло.

- На эвакуацию города отвели всего месяц. Автодороги тогда уже были непроходимы, и железнодорожным транспортом вывозили в первую очередь промышленный и научный потенциал, то есть все, что может приносить пользу стране, - рассказывает историк Валерий Вохмянин. – Из картинной галереи им. Шевченко все ценное спасли, а для экспонатов исторического, краеведческого музеев и музея революции (он остался со "столичных" времен) выделили только два вагона. Туда поместились 22 ящика и сопровождающий персонал с семьями. По дороге за Урал один из вагонов попал под бомбежку и потерял много экспонатов. А уже в пункте назначения часть изделий из драгметаллов разворовали.

В самом Харькове музеи работали даже в условиях оккупации. Правда, экспонаты из них терялись в несколько этапов. Сначала гитлеровцы украшали понравившимися картинами собственные учреждения: военную комендатуру, гестапо, штабы. Иногда даже оставляли в музее записку, куда взяли.

- Позже приехала особая группа по культурным ценностям, у этих людей была установка инвентаризировать все лучшее. Они работали и в библиотеках, и в музеях. Вывозить ценности из Харькова начали в мае 1942 года, когда к городу приблизились советские войска. Вывозили немцы хитро, в первую очередь забирали документы не дореволюционного периода, а советского. Зачем? В Германии был проект, который изучал природу тоталитарных режимов. Назад документы в большинстве своем не вернулись, - отмечает Вохмянин.

Исчезли во время войны и другие ценные экспонаты: старинная мебель, шикарная посуда, шедевры изобразительного искусства. В целом немцы вывезли намного больше, чем в свое время эвакуировали советские власти. Что не успели переправить в Германию, уничтожали при отступлении. Подобная участь постигла объединенную картинную галерею на бывшей ул. Бассейной (ныне — Петровского).

- Назад в харьковские музеи вернулась лишь часть ценностей, - говорят историки. - Особенно это касается картин. Нашли немного. Что-то погибло во время военных действий и бомбежек, что-то осело в частных коллекциях… Египетские мумии тоже вывезли как особо ценное и потом не нашли. Позже, чтобы наполнить собрания, в Харьков отдавали экспонаты из других музеев страны, вплоть до "Эрмитажа". Библиотеки точно так же пополнялись. Предполагалось, что навсегда, и речи о возвращении не было.

Юрий Зиненко, "Комсомольская правда".