С гражданки на передовую: как Vgorode ездил по линии фронта с бойцами  Харьков-2

С гражданки на передовую: как Vgorode ездил по линии фронта с бойцами "Харьков-2"

Фото Vgorode

В пятницу вечером садимся на микроавтобус Харьков-Славянск. Путь предстоит неблизкий - воинское подразделение дислоцируется в 170 километрах от нашего города.  Ажиотажа не наблюдается – свободных мест хватает. За окном темно - не видно ни зги.

Едем без остановок. Первый блок-пост – за Изюмом. Постовые коптят на нем бочку, но нас почему-то не тормозят.

Через три часа приезжаем в Славянск. На автовокзале в поисках туалета заходим в диспетчерскую, облупленную комнатушку – там трое мужиков рубятся в карты, пьют пиво и между делом продают билеты в уборную. Рядом с автовокзалом – элитный ресторан. Разительный контраст.

Сам город кажется очень темным. Людей и машин на улицах практически нет. При этом рынок, кафе и рестораны работают, полным-полно круглосуточных магазинов. 24 часа в сутки можно вызвать такси.

В темноте с трудом находим пункт назначения. "Вы к кому?" - сквозь зубы цедит военный, щелкая затвором. Рядом под маскировочной сеткой стоит БРДМ.

Рота особого назначения "Харьков-2" расположилась в общежитии одного из техникумов города. Впрочем, ни техникум, ни бойцы не в восторге от этого.

- Будет команда – съедем хоть завтра, - уверяет боец с позывным "Карпыч" и отправляется делать нам чай. Возвращается с чайником и бутербродами. 

Бойцы роты подчиняются МВД и выполняют милицейские функции. Все члены воинского подразделения – харьковчане, за исключением одного полтавчанина и львовянина.

Настроения в Славянске, освобожденном от террористов в начале июля прошлого года, приблизительно 50 на 50. Это, конечно, так себе, но все равно не в пример Донецку и Луганску, где проукраински настроено не больше 20%.

"Карпыч" говорит, что бойцы "Харьков-2" не дали в Славянске снести памятник Ленину. Дабы не усугублять и без того не очень патриотичные настроения. В целом же, обстановка постепенно налаживается – люди, покинувшие город, возвращаются. Даже проститутки вернулись. Ночная жизнь бьет ключом так, что кутить приезжают из соседнего Краматорска.

Завтра едем с бойцами на задание. Куда, во сколько – нам ничего не говорят.

Бойцы роты "Харьков-2". 

"Совещание" на блок-посту.

Просыпаемся в 8:30. Все тихо. В 10 часов кричит звонок. "Через полчаса выезд", - громыхает кто-то в коридоре. Карпыч протягивает мне видавшую виды армейскую куртку:

- 20 лет все никак не могу расстаться, - улыбается он.

Спускаемся вниз. Там уже полным ходом идут сборы. В микроавтобус ребята грузят калаши, РПГ, винтовки, тяжелые пулеметы, гранаты и еще уйму всякого добра. Боец с позывным "Булава" дает нам каски и бронежилеты.

В 11 наконец стартуем. Ярко светит солнце. На улицах полно людей. Дети катаются на качелях, гуляют семьями. Ничто не выдает, что еще прошлым летом все здесь было совсем иначе.

После освобождения города от террористов "желто-синий" здесь в тренде

На выезде из Славянска взгляд останавливается на руинах.

- Это Славянский дурдом, его месяц взять не могли, - комментирует боец, сидящий напротив меня, а это, - тычет он пальцем в другие развалины, - кабак, в котором Моторолла любил зависать!

Через несколько минут мимо нас проезжает два тягача с танками. Чуть позже – целая колонна техники. В воздухе чувствуется запах пороха.

БТР.

БРДМ.

Проезжаем Артемовск. И без того немногочисленные гражданские машины и вовсе исчезают. Навстречу нам – сплошь военная техника. Вокруг – заминированные поля, за ними - противотанковые ежи. В посадке вдоль дороги среди корявых деревьев стоят "Грады". В небе жужжит военный вертолет. На подъезде к Светлодарску видим на обочине обгорелый грузовик "ГАЗ-66".

- Стрелять из автомата умеешь? – спрашивает меня боец.

Отрицательно киваю головой.

- Научим.

Дальше едем молча и быстро.

Переезжаем через разбомбленный мост, наскоро залатанный подручными средствами. На въезде в город нас останавливают на блок-посту.

- Яка бригада? - спрашивает нас постовой.

- "Харьков-2", - отвечает командир, - а пароль нужен?

- "Харків-2", - орет постовой так громко, как будто хочет, чтобы о наших передвижениях узнали террористы.

Через пару минут нас пропускают.  

Блок-пост на передовой

Выезжаем на ухабистую дорогу. Рядом с ней – ТЭС. Тихо. Бойцы внимательно осматривают территорию в бинокль. Это передовая. Здесь где угодно могут прятаться боевики.

- Вон флаг развевается, - говорит боец.

- Какой? - спрашивает командир роты.

- Наш, украинский, - улыбается тот.

Все облегченно вздыхают.

Проезжаем еще один блок-пост. Нас встречает постовой. Называем пароль.

- Как прошла ночь, - интересуется главный, - диверсантов не было?

- Все спокойно, - уверяет тот, щуря глаза.

На подъездах к селу Кодема дорога становится совсем разбитой. По правую руку от нашей машины – большая воронка от снаряда.

- Что-то хорошее прилетело, - замечает боец.

След от "Града".

Пахнет горелым. На полях в полукилометре от нас полыхает трава. Справа – несколько разбитых хат. Вдалеке слышны глухие залпы орудий.

По пути к ТЭС минуем озеро. В лучах солнца оно особенно красиво.

- Майами! – умиляются бойцы.

Заезжаем на саму станцию. ТЭС уже пристрелена из Горловки, подконтрольной "ДНР". Ситуация неутешительная. Наша задача – установить здесь огневые точки.

Командир идет на переговоры с начальством предприятия. Бойцы остаются снаружи – рассказывают байки из жизни, травят анекдоты. Обстановка легкая и непринужденная. Не верится, что до печально известного Дебальцево отсюда каких-то 20 километров.

"К бою готовы!" Фото Константина Буновского.

Главный возвращается спустя минут 40 – откровенно раздосадованный.

Руководство ТЭС отказывается от защиты. Боится, что позиции украинских военных спровоцируют обстрел станции боевиками - из "Градов", "Ураганов" и прочих залповых орудий. В расстроенных чувствах возвращаемся в Славянск. Стрелка часов приближается к 16:30.

На базе отдаем уже знакомому нам "Булаве" каски и бронежилеты.

- Я здесь с октября, - рассказывает он, - с тех пор ни разу еще не был дома. "Идальго", - показывает в сторону другого солдата, - так тот вообще с самого начала ["Харьков-2" дислоцируется в Славянске с июля – с момента его освобождения от террористов – прим. Vgorode]. Тогда тут еще не было ни света, ни интернета.

Сегодня не поехал, потому что только гипс сняли – руку сломал, когда в футбол играл. Но за вас оставался спокоен – с вами ведь такие крутые ребята были! Прошли Косово, Ирак, Сьерра-Леоне. Так что вам можно было не волноваться!

Идем на ковер к командиру роты. Прощаемся.

- Вы остаетесь до завтра, нюхнете пороху! – не терпящим возражение тоном чеканит он.

Вежливо отказываемся и отправляемся паковать вещи.

А возможность "нюхнуть пороху", останься мы с "Харьков-2", действительно появилась бы - завтра Светлодарск, в котором сегодня мы провели полдня, обстреляют.