В Луганск я не вернусь, пока не войдет украинская армия : откровения луганского милиционера

"В Луганск я не вернусь, пока не войдет украинская армия": откровения луганского милиционера

Фото с сайта evromaydan.info.
Автор: Юлия Ворона

Илья (назовем его условно так) приехал из Луганска. Он – милиционер, который готов рассказать обо всем, что происходило в городе, но не готов называть свое имя и звание.

Жену и детей Илья давно вывез за пределы области, старенькие родители остались там. Сам милиционер приехал в Харьков к друзьям, чтобы подлечиться. 

Своей заслугой он считает то, что до последнего оставался в Луганске и не принял присягу фейковой ЛНР. Намекает – оказывал кое-какое содействие украинской армии.

Vgorode Илья рассказал о том, где был, когда боевики самопровозглашенной республики захватывали здание милиции и СБУ, и почему правоохранители побоялись наводить порядок в Луганске при "власти" террористов. 

- Началось это в июле месяце. События развернулись, когда подошел сам фронт. Когда подошли наши войска, боевики ЛНР начали устраивать провокации, обстрелы, и приглашали на место событий российских журналистов. Сначала они носили характер единичный – выстрелили, куда-то попали в дом и уехали, потом все стало серьезнее. 

У меня такое подозрение, что они (ЛНРовцы – прим. Авт.) выбирали район и сообщали об этом журналистам, потому что корреспонденты приезжали раньше, чем пожарные и скорая. Они даже запрещали трупы с улиц убирать, пока не приедет телевидение. 

С 13 июля начались массовые обстрелы жилых кварталов. Боевики делают все, чтобы дискредитировать украинскую армию и показать, что гибнут мирные люди. 

Люди уже просто от этого устали. Спишь - темнота, взрывы. Смотришь утром в окно – видишь разрушенные дома.  Украинская армия огонь не ведет. 

Люди на слух определяют, что стреляет. Безопасных районов в Луганске уже нет. 

- Но милиция продолжала работу?

- Милиция, которая там осталась, поначалу действительно работала. Пытались заниматься обычной деятельностью - раскрытием преступлений, следственной деятельность. Люди обращались в райотделы. Если боевики, например, забрали машину, что милиционеры могли сделать? Пришли, посмотрели, составили протокол. Да, мы ходили с оружием, пистолеты были розданы еще в апреле месяце, но ты же ничего не сделаешь против людей с автоматами и гранатометами. Они передвигаются на машинах без номеров, они вооружены до зубов. А что сделает обычный опер или следователь с пистолетом? 

- Вы же правоохранитель... Вы пробовали хотя бы подойти к боевикам?

- Ну а смысл? Я не подходил лично. Я не говорю за себя, а говорю вообще. Ну а смысл подхода, когда они говорят хозяину, что забирают авто "для революции". В здания милиции начали приходить боевики. Было образовано МВД ЛНР. Через некоторое время они назначили свое руководство - генерала Ивакина, который уже давно был не у дел. Потом он стал всем заправлять. 

Боевики в Луганске не скрывают лиц. Фото с сайта ru.tsn.ua.

- Вы присутствовали при захвате здания МВД?

- Я не был при захвате – находился в отпуске. Мы пришли в понедельник, я встретил коллег у управления. В вестибюле – несколько человек в камуфляже, просят показать удостоверения и решают, кого пропускать. Вот так мы постояли, нам сказали, что ничего из здания нельзя выносить.

Когда брали МВД, сотрудники забаррикадировались, но кто-то открыл тыльные ворота. Сразу вломилась толпа женщин и людей, а потом зашли боевики. Дежурная часть наяривала генералу, а он не отвечает. Часа через два пришло сообщение: "Ребята, держитесь. Я на подходе, в Сватово".  Никто так и не приехал.

В дежурной части есть оружейная комната. Любой автотранспорт и помещение, которое им понравилось, они занимают. Вывозят лопаты и ломы из супермаркетов.

- А чем завладели боевики? 

- Там были секретные документы, автоматы, каски, бронежилеты, дела личного состава, шиты алюминиевые, резиновые палки, противогазы…Серьезное вооружение было у "Беркута". 

Руководство дало неофициальную команду всем идти на больничный. Все толпами побежали в больницу, чтоб не появляться на работе. Ну, сколько ты пробудешь на больничном? До месяца. Я, например, пробыл пару недель. 

- А СБУ?

- Среди милиционеров никто не мог понять, чем все это закончится. 7 апреля захватили СБУ. Когда захватывали, сопротивление было вялым. Сотрудников СБУ в здании на тот момент не было. Есть такой план обороны здания "Фортеця"…его не предприняли. Было то, что они боялись тоже стрелять. Все напоминало сильно киевский Майдан. 

Было пассивное сопротивление, два ряда милиционеров выстроили у здания и все.  

- То есть правоохранители боялись?

- Да, это был страх…взять на себя ответственность. Неподалеку за штурмом наблюдало все наше милицейское начальство. Людьми двигал страх. Я не знаю, мои личные догадки – о том, что будет штурм,  в компетентных органах знали, или догадывались. Говорят, что за три дня до штурма СБУшникам раздали на руки их личные дела. 

В апереле на СБУ вывесили российский флаг. Фото с сайта vz.ua.

- Почему Вы решили уехать в Харьков, и как Вам это удалось? 

- В Луганске ситуация стала невыносимой. Интернета нет, связь плохо работает. Телевидение только "Россия 24" и "Луганск 24". Света нет по три недели. Банки и почта не работают. Магазины работают, но продавать там нечего. Там скоро будет гуманитарная катастрофа. Молочного уже давно нет. Худо-бедно работает хлебокомбинат. 

Из-за стрессов у меня "полетели" зубы. Вообще я должен находиться в строю, но я не могу. Мне позвонил мой знакомый с неоккупированной территории и сказал, что из Луганска ходит микроавтобус. Со старого жд/вокзала вывозит народ через Станицу Луганскую, потом такси до Старобельска. Я связался с этими людьми. Это простой рейсовый автобус. Обычно из Луганска в Счастье проезд стоит 8 гривен, а сейчас водитель берет 50 гривен. Маршрутчика боевики знают и не трогают. Маршрутки набиваются под самую завязку, по списку. Люди стоят там с 5 утра. 

Я был поражен. На всем пути из Луганска только в Станице Луганская проезжал блокпост боевиков. Они маршрутку не досматривают, потому что хлопотно. А машины досматривают внимательно. 

В Малиновском лесничестве мы ехали по песчаной лесной дороге. Там работают трактора, они перетаскивают машины. В общем-то, так и преодолеваешь участок. Дальше едут на поселок Петровка. На этом всем пути я думал все перекрыто, но нас везли грунтовыми дорогами, они не контролируются никем. 

В Счастье пересел на такси. Ехали до Новоайдара. И только в двух километрах от него у меня проверила документы Нацгвардия. 

- Сколько Ваших коллег покинули Луганск? 

- Нас было восемь человек, все покинули город. Но некоторые остались в Луганске. Страшно. Вот прямо на улице непонятно за что убили одного нашего коллегу. 

- ЛНРовцы: это приезжие люди или луганчане?

- Я не могу сказать. Я их видел – люди в камуфляже с георгиевскими ленточками. Разговаривать с ними - это подвергать себя опасности. Они стали похищать работников милиции. Потом, правда, возвращали.  

- Неужели с Вами не связывалось начальство?

- До 31 июля я был в Луганске. Никаких приказов не было, мне начальство не звонило. Мне позвонили  в первый раз 30 июля и сказали, что нужно выезжать. Начальство мое не интересовалось моей судьбой. Я последний раз на работе был 24 мая, а 30 июля мне первый раз позвонили и очень удивились, что я еще в Луганске. 

Я связался с сотрудниками милиции, которые там оставались с конкретными целями. Милиция не работает, она парализована. Некоторые мои коллеги до сих пор сидят в Луганске и не знают, что  им делать. 

Я не знаю, чем это все закончится. 

В Луганске больше нет безопасных районов. Фото с сайта ria.ru.

- Война закончится, и сотрудникам милиции придется отвечать за бездействие. Вы уже знаете, что скажете в свое оправдание?

- Вот как можно упрекать в чем-то сотрудников милиции, которые сидят сейчас в квартирах? Я - обычный рядовой сотрудник, но мне никто не соизволил сказать, что нужно выезжать. А когда армия ударила по Лутугино, я решил уехать, взял билеты на поезд в пятницу, а в субботу перестали ходить поезда. В мой дом сначала попала мина, потом попал заряд в лифтовую шахту. Мой знакомый мне сказал, что надо выезжать. 

В чем виноваты сотрудники милиции? Когда сейчас начальство начинает искать себе оправдание. Я выехал случайно. Гуманитарный коридор обстреливали, а потом еще и сказали, что это делали  "украинские каратели". 

Сейчас до сих пор сотрудникам милиции не заплатили зарплату за июнь. Говорят – приедьте в Старобельск, а за что они приедут? 

Сейчас люди думают: садиться в тюрьму или брать в руки оружие. Были среди коллег такие люди, которые поддерживали ЛНР и приняли их присягу. Это верхушка, управление кадров. Многие из них пошли за ЛНР – вот за это можно судить. 

Когда освободили Славянск, массово хлынуло оружие через Изварино. Туда потоком хлынула военная техника, а пограничники не могли ничего сделать, их оттеснили, у них нет тяжелого оружия. 

В Луганск я не вернусь, пока не войдет украинская армия. Город обстреливается. 

ЕЩЕ ИНТЕРЕСНЫЕ НОВОСТИ ХАРЬКОВА 

Кино под звездами: харьковчане смогут посмотреть фильмы на свежем воздухе

Адиос, Асеведо: "Металлист" потерял еще одного игрока

Харьковские синхронистки выиграли "золото" чемпионата Европы по синхронному плаванию