Харьковского ученого подозревают в шпионаже и могут посадить на 15 лет

Харьковского ученого подозревают в шпионаже и могут посадить на 15 лет

Владимир Чумаков всю жизнь посвятил науке и не ожидал, что одно научное пособие поставит под вопрос всю его карьеру. Фото: Надежда Шостак.

Первое слушание по "шпионскому" делу должно было пройти в одном из харьковских судов 5 сентября, но из-за неправильно оформленных документов разбирательство перенесли на неопределенный срок. Корреспондент "Комсомолки" пообщался с человеком, которого обвиняют в шпионаже в пользу иностранного государства.

- Владимир Иванович, что вам инкриминируют? В Харьковском институте радиоэлектроники (ХИРЭ) вы работали на засекреченной кафедре? 

- Конечно, нет. Это обычная кафедра радиоэлектронных устройств. С 2005 года я работал над темой рельсотрона - электродинамического ускорителя массивных тел, а в 2012-м в соавторстве с коллегой издал для студентов пособие "Импульсные процессы и системы". Мне инкриминируют передачу этого пособия китайскому бизнесмену, хотя я этого не делал. Более того, подчеркиваю, никаких секретных разработок я не вел, а работал в основном как теоретик, потому что на практические опыты не было средств. Опубликованное мною пособие, которое есть у меня на сайте, выполнено с соблюдением всех требований: имеется акт экспертизы комиссии академии, который дает разрешение на публикацию, - это стандартная процедура. Эту экспертизу выполнили два доктора наук и один членкор НАНУ! Они подтвердили, что материал не представляет никакой научной ценности и является чисто учебным.

- А когда и с чего начались шпионские страсти? 

- Вся эта канитель тянется с 2009 года. Однажды ко мне пришел один из моих бывших студентов и предложил сотрудничество с инвестиционной компанией. Мол, есть китайский инвестор, который готов выделить деньги для реализации моих проектов по плазменным технологиям в медицине, стерилизации, обработке зерна, борьбе с болезне-творными микробами и т. п. Руководство ХИРЭ, где я на тот момент работал, все об этом предложении знало, я даже заключил официальный договор. Всегда действовал законопослушно, а параллельно решил спросить совета по данному вопросу у племянника, который работает в СБУ. Именно он и стал инициатором заведения этого шпионского дела, а потом устранился… Я знал этого парнишку сызмальства, он у меня на руках вырос. 

Изначально в шпионаже обвинили двух моих бывших студентов, а я проходил по делу как свидетель. Более того, сотрудничал со следствием. Изначально верил СБУ и подписывал все, что мне говорили. Думал, что мы действительно участвуем в разработке китайского агента. А потом когда мне сказали - пойди и отдай куклу с гостайнами, чтобы взять китайца с поличным, я понял, что меня повяжут вместе с китайцем. Готовилась чистой воды провокация. Все было под контролем СБУ.

- Владимир Иванович, почему из-за рельсотрона так много шума?

- В Украине это научное направление никогда не было секретным. Это ускоритель электродинамических масс, который при помощи больших токов и магнитных полей может разгонять тела. Упоминание о нем можно найти в любом школьном учебнике. Впервые рельсотрон сделали французы еще в XIX веке, а первая публикация в России появилась еще в 1929 году. Это не мое ноу-хау. Да, я своими руками сделал рельсотрон - единственный в Украине, но чтобы разработать технологию, нужны миллиарды. Это очень сложно сделать! А у меня в пособии выделили четыре абзаца и уверяют, что это технология.

Если бы мы действительно добились инвестиций, то, возможно, вскоре космические корабли можно было бы разгонять без первой ступени, создать поезда на магнитной подушке. При помощи такого ускорителя даже бутерброд можно было бы заслать на орбиту к космонавтам, разработать старт самолетов с кораблей. Вот для чего эти ускорители нужны. Они сегодня очень актуальны. Это очень интересная область исследований. 

- Как у вас изменилась жизнь после предъявленных обвинений?

- Радикально. Я изменил свое отношение к жизни и людям. Теперь все для меня делится на черное и белое. Если б не жена, я не знаю, где бы я сейчас был. Она у меня тоже кандидат наук, большой ученый. У нее масса предложений из-за рубежа, но сейчас ей очень сложно заниматься наукой. Кстати, в одном из вузов, где я руководил большим проектом по созданию стерилизатора для борьбы с туберкулезом, после того, как проректора вызвали в харьковское СБУ, меня уволили. Вот до чего дошло! Многие боятся. Сейчас с женой живем в Севастополе в маленькой комнатке в общежитии, работаю в Академии военно-морских сил им. Нахимова. 

Поймите, на моем месте может оказаться любой ученый! Такое впечатление, что возвращается 37-й год. Я думаю, что пришло нам время создать в Украине комитет по защите ученых. С другой стороны, меня поддерживают много незнакомых людей, которые пишут мне, звонят...  

- А с племянником-эсбэушником общаетесь?

- Нет, конечно. Сейчас в деле девять томов и все - сплошная ложь. Обратился к президенту с просьбой защитить мою честь и жизнь, а в ответ - в моем письме нет никаких фактов. 

СПРАВКА

ЧУМАКОВ Владимир Иванович - доктор технических наук, профессор. Родился в 1953 году в Харькове. Заслуженный деятель науки и техники Украины, Отличник народного образования Украины, действительный член Академии наук Украины. Трехкратный победитель конкурса Министерства обороны Украины "Лучший изобретатель года" в 2010, 2011 и 2012 годах. В 2011 году награжден Знаком почета Минобороны Украины. Автор 252 научных публикаций. 

КОММЕНТАРИЙ ПРАВОЗАЩИТНИКА 

"Дело выеденного яйца не стоит"

- Поскольку это дело секретное, а процесс - закрытый, чтобы иметь доступ к материалам, нужно иметь вторую форму допуска. Чумаков к нам за помощью не обращался, - рассказал "Комсомолке" Евгений Захаров, сопредседатель Харьковской правозащитной группы. - Полагаю, что данное дело выеденного яйца не стоит. Это довольно старая проблема: где провести грань - какая информация может быть открытой, а какая - засекреченной, исходя из интересов государства? То, что Чумакова не лишили свободы после предъявления обвинения - это очень хорошо и показывает вздорность этого обвинения. Все шпионские дела закрыты, мало что попадает в публичную сферу. Я знаю всего два таких дела, где прозвучали имена ученых.

Надежда ШОСТАК, КП - Харьков