Под  Зеркальной струей  была фотостудия, в которой чиновники устраивали оргии

Под "Зеркальной струей" была фотостудия, в которой чиновники устраивали оргии

Именно благодаря Хрущеву в сквере появилась "Зеркальная струя" Фото с сайта city.kharkov.ua.
Автор: Юрий САПРЫКИН

Мало кто знает, что на этом месте в течение двух столетий стоял Крествоздвиженский храм, или церковь Жен-Мироносиц. Именно поэтому соседняя улица сейчас называется Мироносицкой. За храмом начиналось приходское кладбище. В 1803 году кладбище закрыли, а храм просуществовал на столетие дольше — до 1930-го. На его месте власти организовали троллейбусный парк.  В 40-х годах в Харьков приехал первый секретарь ЦК Компартии Украины Никита Хрущев увидел из окна обкома, который располагался по адресу ул. Мироносицкая,1, троллейбусный парк. Вид из окна ему не приглянулся. Чтобы реабилитироваться в глазах высшего руководства, глава Харьковского обкома партии Виктор Чураев велел закрыть его, и в 1947 году на освободившемся участке разбили сквер Победы. Причем стандартным набором клумб и деревьев исполнительный чиновник не ограничился. Именно благодаря ему в сквере появилась "Зеркальная струя" — оригинальная беседка в восточном стиле с фонтаном.

В начале пятидесятых годов сын шахтера Станислав Налбат переехал из Донбасса в Харьков к тетке - профессору мединститута. С ее помощью устроился фотографом и работал, естественно, неформально, в центре города возле фонтана "Зеркальная струя". Вскоре ему доверили ключ от машинного отделения водотреста и поручили управлять насосами, перекачивающими воду в той самой "струе". Прошло немного времени, и в этом помещении руководство "Облфото" оборудовало студию в сорок квадратных метров, которая стала загульной "норкой" для прокурора, секретарей обкома партии и хозяйственников.

Так выглядела "Зеркальная струя" в послевоенные годы. Фото: fotki.yandex.ru.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ: История харьковских стиляг: как развлекалась золотая молодежь в 50-х годах        

Они и вменили Налбату в обязанность содержать подвальчик в постоянной "боевой" готовности, сервировать стол за счет гонорара, принимать гостей, организовывать им "досуг". За это Станислав получил первый в городе патент на право фотографировать у фонтана.

Как-то к нему пришли из милиции: "Учти, ты находишься здесь с нашего согласия, поэтому информируй нас обо всем…" Задание он понял. В середине 1953 года его посетили чекисты и тоже доверили оказывать помощь в оперативной работе. С тех пор Станислав стал своим человеком и у сотрудников КГБ.

С этого времени и началась скандальная слава подвальчика. О том, что фотостудия превратилась в притон для элиты, знали не только спецслужбы, но и жены визитеров. Они умоляли Налбата закрыть "заведение". Но ему нравилось быть в курсе и льстило общество высокопоставленных особ. Вскоре о существовании студии узнали дети партийных чинов, и им тоже захотелось "подраскрепоститься".

И уже отпрыски номенклатурных мужей просили фотомастера разрешить им иногда собираться в его студии. Свои вечера они нередко завершали стриптизом. Станиславу среди раскованной молодежи было хорошо, и он даже помогал ребятам снимать ню. Но при этом всегда четко помнил предостережение завсегдатая притона - прокурора области: "Будешь в тундре снимать, если эти фотографии где-то появятся".

Дело о публичном доме под "Зеркальной струей" изрядно нашумело в конце пятидесятых годов. Так случилось, что оно совпало с другим громким делом в Харькове. Делом "Голубой лошади". Поскольку последнее было на государственном контроле, все внимание уделялось ему, а виновников скандала с фотостудией удалось скрыть и безболезненно для фигурантов закрыть дело.

По материалам: www.proza.ru/2011/06/09/767, kkk-bluelagoon.ru/loshadi.htm.