Балута: "Одно неверное движение — и у нас могло бы быть то же, что сейчас в Донецкой и Луганской областях"

Новость - Люди города - Балута: "Одно неверное движение — и у нас могло бы быть то же, что сейчас в Донецкой и Луганской областях"

Новость - Люди города - Балута: "Одно неверное движение — и у нас могло бы быть то же, что сейчас в Донецкой и Луганской областях"

Люди города
26 февраля 2015 12:40

В последние дни своего губернаторства экс-руководитель Харьковской области Игорь Балута дал развернутое интервью "Фокусу", в котором ответил на ключевые вопросы, интересующие харьковчан.


Об обороне Харькова


— На "танкоопасных" направлениях уже выкопано 65 километров рвов и установлено 4,5 километра заборов, предусмотренных проектом "Стена", — Балута ведёт карандашом по карте. — Прежде всего мы защищаем зону севернее Харькова: российские "Грады" способны обстреливать пригороды — Пятихатки и Северную Салтовку. На каждом пункте пропуска разработана система круговой обороны. На господствующих высотах вдоль российско-украинской границы, а также вдоль административных границ с Донецкой и Луганской областями создаётся сеть опорных пунктов с дотами, дзотами, щелями укрытия, блиндажами и траншеями.

Пройти к Харькову противнику будет очень непросто. Нам удалось защитить важнейшие точки области от диверсионных групп, хотя, скажу честно, лично мне бы хотелось, чтобы защита многих объектов была усилена как минимум вдвое. Но здесь нужно решать комплекс проблем — от инженерных до бытовых.


О сносе Ленина


— Провокацией было то, что в течение двадцати пяти лет независимости Украины никто не занимался этим вопросом. Нельзя строить новое государство, оставляя таких противоречивых исторических персонажей на центральных площадях. — Балута показывает пальцем в окно. — Товарищ Ленин должен был нас покинуть, но только после парламентских выборов. Думаю, кто-то мог быть заинтересован в том, чтобы это произошло раньше. Многих харьковчан возмутило не то, что Ленина снесли, а то, как это было сделано.

Более двух с половиной тысяч человек собрались на площади за какой-то час. Я вызвал правоохранителей и активистов, которых знаю лично. Потом появились Антон Геращенко, Инна Богословская, депутаты от Свободы во главе с Игорем Мирошниченко. Все жаждали "крови тирана". Архи­текторы убеждали нас, что Ленин полностью литой и весит 30 тонн. Говорили, что если его свалят, может пострадать метро под площадью. Я сразу же пообещал, что если люди прекратят незаконные действия, то памятник будет демонтирован. Законно. Я даже подписал соответствующее распоряжение…


О "ХНР" и "Новороссии"


— Летом провели социологическое исследование: где-то 7–8% населения области хотят видеть здесь другую страну — Россию, "ХНР" или "Новороссию". По моему мнению, пере­убедить этих людей невозможно. Они прожили в СССР большую часть жизни и, скорее всего, умрут с ностальгией по "единому и могучему". Это они плакали, когда падал памятник Ленину. Я с пониманием отношусь к ним.

Удалось сохранить украинскую государственность в Харьковской области. Тут годилась только одна тактика: очень осторожно закручивать гайки. Одно неверное движение — и у нас могло бы быть то же, что в Донецкой и Луганской областях. Другое достижение моей команды — незначительный по сравнению с остальной Украиной экономический спад. От нас не ушли инвесторы, несмотря на то, что от зоны АТО до Харькова рукой подать. С другой стороны, у нас прервались связи с Российской Федерацией, и у 12 предприятий области сейчас серьёзные проблемы. В таких трудных условиях мало кто работал.


О захвате Харьковской обладминистрации


— [ХОГА защищали – прим. Vgorode] курсанты Академии внутренних войск Украины, которую возглавлял Степан Полторак. На тот момент они были самыми надёжными бойцами, в отличие от разложившейся пророссийской милиции. В окно соседнего кабинета бросили коктейль Молотова, и начался пожар. Пожарный шланг, который отлично работал перед самым штурмом, оказался перекрытым. Пожар мы потушили. Сдаваться никто из нас не собирался.

Внизу были в основном россияне, на одной из видеозаписей потом узнали боевика Моторолу. Чтобы выкурить нас из здания, действовали профессионально. Работали так. Мелко нарезали автомобильные покрышки, подожгли их и рассыпали по всему коридору первого этажа. Сажа начала забивать мембраны наших противогазов, не давая возможности дышать. Тогда Полторак отдал приказ покинуть здание. Мы ушли через северный выход. Через час в областном управлении МВД уже был Аваков, а в аэропорту высадился спецназ Минобороны, который должен был в случае необходимости воспрепятствовать приземлению российских самолётов с десантом. Потом было принято решение силовым путём вернуть здание администрации.

Через полчаса всё было кончено. Флаг "ХНР", провисевший над администрацией менее семи часов, сняли. А потом мы уже не выпускали ситуацию из-под контроля. В ночь с 20 на 21 апреля около памятника Ленину, словно из-под земли, выросли несколько десятков палаток, и началось активное строительство баррикад. Причём всё было сделано очень быстро и чётко. Я тогда вызвал глав МВД и СБУ области и сказал, что если мы их сегодня не сделаем, они завтра сделают нас. И вот мы собрали около 900 верных нам правоохранителей и разобрали этот городок. Более 50 человек при этом были задержаны и 13 из них арестованы. Их обменяли.


Об отношениях с Кернесом


Балута считает, что заявление Кернеса о его причастности к покушению беспочвенны.

— Я думаю, что он заявил это, чтобы как-то самоутвердиться. Ведь он был одиозной личностью для всего Майдана. Но в отличие от Михаила Добкина, сумел сделать поворот на 90 градусов. После 16 марта он занял про­украинскую позицию, в отличие от мэров Донецка и Луганска. Если бы он вёл себя по-другому, было бы труднее удержать ситуацию.

Но "ХНР" здесь не состоялась бы в любом случае. По поводу покушения на него... Как я уже говорил, ни я, ни Арсен Аваков к этому отношения не имеем. Считаю, что с такой дистанции профессионал бы так не работал. Скорее всего, стрелял мститель-любитель.

Ранение было очень серьёзным. Для виду можно прострелить себе бедро, но не почку и печень. Людей, которые были недовольны Кернесом, в Харькове более чем достаточно, поверьте.

А вот посмотрите в мой телефон: мы сегодня разговаривали с ним в 18:37 по поводу мобилизации. И ежедневно обмениваемся служебной почтой. То есть у нас нормальные рабочие отношения. Я обращаюсь к нему "на ты", но по имени отчеству — Геннадий Адольфович. И он ко мне так же: Игорь Миронович.

Он как-то сказал мне: "Вы победили — и всё. А Янукович нас предал", — по-простому объясняет Балута.

ЕЩЕ НОВОСТИ ХАРЬКОВА

Это чат – пиши и читай 👇
Ого! ты доскролил до нашего чатбота 😏
Теперь у тебя есть возможность настроить его под себя и узнавать важный контент первым, чтобы рассказывать друзьям
Только почта, только хардкор 🤘
Мы в соцсетях