О стрельбе по жилым домам, погибших товарищах и брошенных добровольцах в Иловайске: откровения бойца батальона  Донбасс

О стрельбе по жилым домам, погибших товарищах и брошенных добровольцах в Иловайске: откровения бойца батальона "Донбасс"

Алексей Антипов.

- Здравствуйте. Я сейчас не могу говорить. Нас обстреливают, уже четыре человека погибло сегодня. Перезвоните через два часа, - говорит спокойный голос в трубке. 

На заднем фоне – стрельба и взрывы. 

Алексей Антипов – харьковчанин, который стал добровольцем батальона "Донбасс". Он не скрывает своего лица под маской и готов откровенно рассказывать (а точнее - кричать) о проблемах людей, которые стали на защиту Украины по собственному желанию, а сейчас брошены один на один с врагом. 

В Харькове Алексей был предпринимателем и представителем общественной организации, теперь "Woland" (позывной героя) вместе с боевыми товарищами находится в Иловайске.

"Освобождают", - скажут некоторые телеканалы. На самом деле - пытаются держать оборону и не растерять последних бойцов. 

Обещанного подкрепления ни от дружественных батальонов, ни уж тем более от командования АТО они так и не получили. 

"Ждать больше нечего. Нас обманули в очередной раз. Обращаюсь ко всем неравнодушным украинцам с призывом спасти наших побратимов. Если их бросили многозвездные генералы, то я верю, что их не бросит Народ Украины" - пишет командир батальона "Донбасс" Семен Семенченко. А боец Алексей, рассказывая о своей войне, уверяет себя (или нас), что в ноябре все закончится. 

Фляга спасла Алексея от осколка.

- Я решил вступить в батальон по собственному желанию. В зоне АТО нахожусь с 12 июля. 

Подготовку мы прошли на базе Нацгвардии в Новопетровке. Стрельба, физическая подготовка,  тактика ведения боев в лесистой местности и в городе – этому нас обучали. Насколько возможно обучить за месяц. В армии я не служил ни одного дня, а практика – разве что играл в страйкбол. 

Таких, как я, тут большинство. Я сюда пошел…много причин, но основная – я пошел воевать не с Россией и не с русским народом. Я сам, кстати, русский по национальности и присягу принимал на русском языке. Я сюда пришел, чтобы не пустить российскую власть в Украину. Я не хочу, чтобы в нашей стране было хуже, чем при Януковиче. 

- Куда вас отправили после подготовки?

- Сначала мы базировались в Артемовске, потом у меня состоялось первое боевое крещение. Это был штурм Попасной, я был прикомандирован ко второй штурмовой роте. Тогда как раз побывал под пулями. Знакомого, который прожил со мной с палатке больше месяца – позывной "Черный", классный пацан – убили. Ощущения от первого боя? По тебе стреляют, ты стреляешь… Противник стрелял из замаскированной местности, из жилых домов и профессионально – не подходя к окнам. Спустя полторы недели, когда точка была взята, мы уже видели, где располагались их окопы, где в "зеленке" были замаскированы их укрепрайоны, откуда по нам велся бой. Это мы и так вычислили во время боя, туда и стреляли.

В первом бою было затруднение - стрелять по жилым домам. У нас было тяжелое вооружение (БТР, снабженный пушкой 30 калибра, гранатометы), но все-таки жилые дома нас сдерживали. Это потом мы узнали, что в них никого не было, все местное население съехало, и этот дом боевики превратили в укрепрайоны. В тот день у нас были потери – четверо "двухсотых". Правда, к этим потерям, как это цинично не звучит, мы все уже привыкли. 

- Вы так спокойно об этом говорите…

- Стараюсь все-таки заниматься самовнушением, говорю себе, что все будет в порядке. Паника - не лучший друг в таких условиях, в которых приходится находиться. Стараюсь сохранять спокойствие, чтобы другим оно тоже передавалось. Стараешься убедить себя, что выживешь. 

После боя. Фото Алексея Антипова.

- Скольких бойцов уже потерял батальон? 

- В Иловайске погибло до 14 человек и несколько пропали без вести. Вывозить приходится убитых  и раненых под огневым сопровождением. У нас дорога есть на Иловайск, но периодически на нее выходят небольшие диверсионные группы противника. По медицинской машине с красным крестом они не стесняются стрелять из огнестрельного оружия. 

- Сейчас наши силы и силы противника равны? 

- Когда мы заходили в Иловайск, силы были приблизительно равны. Но потом, когда по телевизору рассказывали, что к нам направляют один, второй, третий батальон, Министерство обороны делало громкие заявления, что к нам сюда направляют огромные силы… На деле к нам ничего не отправили. Вот, на примере. Один батальон – это 600-800 человек, сказано, что к нам сюда направили четыре батальона. Но из батальона "Днепр" к нам прибыло 60 человек. Они молодцы,  сражаются смело и к ним вопросов нет. Там ребята профессионалы, когда идем с ними в бой, мы уверены в них, а они в нас. 

Из батальона "Херсон" сюда пришло человек 20-30. В первом же бою они потеряли своего командира. Это, конечно, сказалось на их боеспособности. Блокпост, за который мы боролись целую неделю, они сдали. Мы немножко их матюкали ("бойцы из батальона "Херсон" обос**лись! Лучше они бы и не приезжали" - написал Алексей на своей странице в FB). 

Еще два батальона сказали, что направили сюда свои силы, а на самом деле прибыло около 30 бойцов. Вместо 2400 человек  обещанной подмоги у нас всего 130-150. У нас 14 убитых, 20 со средними и тяжелыми ранениями. Причем, вывезли действительно тех людей, которые умеют воевать: штурмовики, разведка. Это их огромная заслуга, что мы тут все удерживаем. Сейчас к нам прислали более зеленых.

Несколько дней подряд по нам работали артиллерией: градами, минометами. Вчера утром, когда по нам начал работать миномет, первая мина упала как раз рядом с людьми, которые заваривали чай с самоваре. В итоге семеро убитых. Один из нашего батальона и шестеро – гости. Трагическая случайность. 

Иловайск после обстрела боевиками. Фото Алексея Антипова.

- К вам прислали бойцов добровольческих батальонов. А помогает ли украинская армия?

- Украинская армия только обещает на словах, что придут ВДВ, хорошая поддержка. Когда в очередной раз говорят, что к нам направляют чуть ли не танковый полк или что-то вроде этого, среди бойцов это вызывает сарказм и улыбку. Потому что если сложить все, что обещали, то у нас тут должна быть дивизия. 

Поначалу я в интернете об этом не писал и не рассказывал, потому что когда власти говорят, что направляют к нам мощную поддержку, написать, что она на самом деле не пришла нельзя. Эту информацию может использовать наш враг. Но когда это вранье случается изо дня в день… Наш противник получил подкрепление, сейчас с ним бороться тяжело. Он занял одну часть города, мы - другую. Они более многочисленны, подготовлены и выбивать их сложнее, нежели было бы в первые дни. Нужна поддержка на деле, а не на словах. Тех, кто служил в армии, среди нас процентов 50. Руководят нами, конечно, люди с опытом. 

Есть несколько девушек, которые ходят с автоматами и стреляют наравне с нами, и никак их отговорить невозможно. 

- Сейчас снимают промо-ролики, мол, записывайтесь в добровольческие батальоны. Тут и зарплата достойная, и подготовка хорошая, и экипировка надежная. Так ли это на самом деле?

- Я приехал в Новопетровку 4 июня и вступил в батальон. Только недели три назад получил одну  тысячу 88 гривен. Если мне кто-то скажет, что я получил хоть на копейку больше, я плюну ему в лицо. Другие получили также. 

А вот с бронежилетами, касками и оружием проблем нет.

Есть у нас в штабе медики. Есть полевая медицина, которая ходит с бойцами в атаку. Препараты есть, хоть и не хватает на каждого бойца, но для первой помощи раненым они находятся. Более профессионального медоборудования естественно у нас нет. Помощь приходится оказывать в поле. Можно ждать и шесть, и восемнадцать часов, пока не сформируется колонна сопровождения и раненых отправят в больницу.

Есть сухпай и кухня. Готовят на совесть, к еде нареканий нет. У нас свои повара-женщины, но сейчас они на нашей базе в Курахово. А на передовой готовят мужчины. 

Иловайск после обстрела боевиками. Фото Алексея Антипова.

- А уйти из батальона не было желания? 

- У нас настрой, мы не хотим отсюда уходить. Мы надеемся, что рано или поздно к нам придет помощь. С нами даже остались бойцы с легкими ранениями. Мы хотим установить полный контроль над Иловайском, поскольку это очень важный стратегический центр. И тогда уже достойно отсюда выйти. Ротация должна была начаться несколько дней назад, но пока мы Иловайск не возьмем, скорее всего, на ротацию никто уходить не будет. 

- Вы не боитесь, что после окончания войны вам заявят, что добровольческие батальоны незаконны, простыми словами – "прокидают"?

- Дело в том, что к нам не раз приезжал помощник министра МВД Антон Геращенко, Аваков проведывал. После этого сказать, что мы неофициальны? Ну, тогда сразу же под Верховной Радой  соберется наш батальон и другие, все решится буквально за несколько минут. Опасений, что скажут, что мы здесь находились незаконно, лично у меня нет. 

- Как ведутся бои со стороны противника?

- В разное время суток: и среди белого дня, и ночью. Когда мы сюда заехали, школа (где мы базируемся) была в идеальном состоянии. Сейчас тут нет ни одного стекла, рядом разрушены жилые дома. 

Со вчерашнего дня наше руководство общается напрямую с армейской артиллерией – это позитивные изменения. Если известно, что в квадрате появился противник – град или скопление живой силы – наше руководство в Киеве связывалось с армейским руководством в Киеве, армейское давало приказ вниз и вот так по цепочке. На это все уходило драгоценное время. Сейчас появилась у нас информация, мы позвонили тем, кто ведет артиллерию, доложили и они нанесли удар в этот квадрат. 

Ни мы, ни боевики близко к противнику не подходим - огнем сдерживаем друг друга. Периодически они делали вылазки – нападали на школу, наши тоже делали вылазки и нападали на них. Сегодня  вот день затишья. 

Иловайск после обстрела боевиками. Фото Алексея Антипова.

- Как сейчас живет (и живет ли) Иловайск?

- Такое ощущение, что это город мертвых. Разрушенные здания. Если кто-то из местных выходит, то ненадолго, чтобы покормить собак или полить следы и обратно заскочить в подвал. ДНР они не любят, потому что те забирали у них машины, но также многие верят в сказку про украинскую армию, которая чуть ли не детей ест. 

- И все же, на чьей стороне население?

- Я знаю многих людей, которые говорят "спасибо". В Артемовске, Попасной, Лисичанске, Курахово многие люди благодарили, угощали помидорами, молоко нам приносили. В Попасной люди приходили и говорили, что с боевиками тесно сотрудничала милиция – грабила, делилась  информацией. Мирное население приходило и давало наводку - кто сотрудничал, кто остался. Вот сейчас выбьем боевиков и, как показывает практика, местное население Иловайска будет поступать так же. 

- Что бы вы сказали мужчинам, которые хотят записаться в добровольческий батальон? Нужно ли?

- (задумался) Нужно. В таких экстремальных условиях можно заняться самоанализом, понять, кто ты есть, что ты из себя представляешь. 

Машина батальона "Донбасс" после обстрела боевиками. Фото Алексея Антипова.

ЕЩЕ ИНТЕРЕСНЫЕ НОВОСТИ ХАРЬКОВА 

Куда денем Ильичей: что харьковчане думают о сносе памятников Ленину 

Работа в Харькове: 10 вакансий в крупных компаниях на осень                                 

Милиционеры выгораживают коллегу, обозвавшего флаг Украины тряпкой