Харьковская швея в третий раз согласилась стать суррогатной матерью

Харьковская швея в третий раз согласилась стать суррогатной матерью

Харьковчанка в третий раз согласилась выносить чужого ребенка.

Пять лет назад харьковская швея Лариса решила подзаработать. В ее швейном цеху зима считалась мертвым сезоном, а заработка мужа катастрофически не хватало для семьи из троих человек.

– Я просматривала газету с объявлениями и наткнулась на строки: "Работа для женщин. Выносить ребенка для бесплодной семьи" и телефон, – вспоминает Лариса.

На том конце провода девушке объяснили суть дела и пригласили на собеседование в Центр суррогатного материнства. А через три недели сообщили: Ларису ждет семейная пара.

– Мне представили пару москвичей возрастом примерно под 40, у которых уже было трое своих детей, – рассказывает женщина. – Я удивилась: зачем людям нужен четвертый ребенок от суррогатной матери? Оказалось, муж-мусульманин и хочет большую семью, а поскольку предыдущие дети были рождены путем кесарева сечения, делать это в четвертый раз не разрешили врачи.

Когда наступил момент подписания контракта, Лариса открыла мужу все карты, чем повергла его в шок. Однако аргументы оказались убедительными и на семейном совете было решено вступать в программу.

ГОНОРАРА МОГЛО ХВАТИТЬ НА ПОКУПКУ МАШИНЫ

Первая попытка экстракорпорального оплодотворения оказалась неудачной. Через время предприняли еще одну – и спустя девять месяцев харьковчанка родила москвичам дочь.

– Я относилась к этому как к работе, – вспоминает Лара. — Обыватели много говорят о материнских чувствах... Их попросту не может быть — это чужой ребенок. Эмбрион выращивали в пробирке, а потом подсадили его мне для вынашивания.

По словам Ларисы, "чужую" беременность она перенесла легко не только физически, но и психологически.

– Когда я вступала в программу, об этом не знали даже родители, – рассказывает харьковчанка. – Была одна любопытная соседка, которая видела меня беременной, а когда муж забрал из роддома, поинтересовалась: "С кем вас поздравлять?" – Я отрезала: "Не с чем поздравлять". Какие у нее были мысли на тот момент, меня не интересовало.

По окончании программы новорожденную девочку увезли в Россию, а Ларисе выдали гонорар.

– Этой суммы хватило бы на покупку отечественного автомобиля, – рассуждает женщина. – Но мы мечтали улучшить жилищные условия, поэтому деньги отложили до лучших времен.

СЫН ЖИВО ИНТЕРЕСОВАЛСЯ, ПОЧЕМУ У МАМЫ ВЫРОС ЖИВОТ

Через три года харьковчанке позвонили из Центра суррогатного материнства и предложили снова вступить в программу.

– Вторая пара была из Австрии, жена Светлана – русская, – вспоминает Лариса. – Ей на тот момент было чуть за 40, своих детей в семье не было. До встречи со мной супруги пытались сотрудничать с двумя суррогатными мамами, но эмбрионы не приживались. А мне ввели три эмбриона и все прижились.

Обезумевшие от счастья генетические родители хотели оставить тройню, но врачи объяснили паре, что суррогатная мама не выносит такое количество детей.

– Мне сделали редукцию, оставив два эмбриона, – признается харьковчанка. – Беременность я проходила отлично. Правда, в последние месяцы больше времени проводила в горизонтальном положении – ходить было тяжело. Светлана за это время стала мне фактически родной – она очень переживала за меня, регулярно звонила, приезжала, привозила вещи, конфеты, разные кремы от растяжек.

Между тем родной сын Ларисы, на тот момент уже первоклассник, живо интересовался, почему у мамы вырос живот. Лара отшучивалась – поправилась, мол.

АВСТРИЙЦЫ НАДЕЮТСЯ, ЧТО ХАРЬКОВЧАНКА РОДИТ ИМ ЕЩЕ ВОСЬМЕРЫХ

В положенный срок Лариса родила двух девочек. А через десять дней погиб в автокатастрофе ее муж.

– Наверное, есть высшие силы, которые позволили мне доносить эту беременность, – говорит женщина. – Через пару месяцев после родов я вышла на работу – трагедия с мужем выбила меня из колеи, я не могла находиться дома.

Австрийцев суррогатная мама тепло вспоминает по сей день. Несколько месяцев они общались с Ларисой по Интернету, а потом связь прервалась. Надолго ли – неизвестно. Светлана в день отъезда намекала: в харьковском криобанке хранятся еще восемь замороженных эмбрионов.

– Их семья верующая, уничтожить эмбрионы не могут, – говорит Лариса. – Света говорила мне: если возьмешься выносить – мы хотели бы родить и остальных.

ЗАРАБОТАННЫЕ ДЕНЬГИ ПОЙДУТ НА ОБРАЗОВАНИЕ СЫНА

С тех пор прошло полтора года, и сейчас Лариса готовится осчастливить третью бездетную пару. На этот раз – россиян, живущих в Германии.

– Это последняя программа, дальше уже возраст не позволит, – говорит Лариса. – Надеюсь, что все будет хорошо и с помощью накопленных гонораров я смогу решить свои проблемы – купить новую квартиру и дать образование сыну.

На этот раз женщина решила рассказать родному сыну правду – скрыть беременность от взрослого ребенка вряд ли получится.

– Своих рожать, думаю, уже не придется, – вздыхает Лариса. – Хотя... после смерти мужа нас с сыном очень поддерживал его друг. Сейчас он предлагает мне руку и сердце, но я пока не решаюсь.

Среди генетических родителей стало больше украинцев

– За семь лет существования Центр суррогатного материнства в Харькове помог более чем тысяче бесплодных пар, – говорит директор центра Виктория Чупринова. – Примечательно, что по сравнению с предыдущими годами среди генетических родителей возрос процент украинцев. Процедура оплодотворения и стоимость программы суррогатного материнства в Украине намного доступнее, чем в других странах.

Ирина Зозуля, "Вечерний Харьков"