Художники разрисуют дома в спальных районах Харькова

Художники разрисуют дома в спальных районах Харькова

В 2010-м помешал Non-stop Media

Харьковчанам запомнился масштабный проект муниципальной галереи "Пушкин на Пушкинской и Гоголь на Гоголя". В 2008 и 2009 годах художники разукрасили тоскливые стены на двух центральных улицах изображениями двух писателей. Теперь популярный проект может получить продолжение.

- Проект "Пушкин на Пушкинской и Гоголь на Гоголя" делали Гамлет Зиньковский, Роман Минин и еще два автора, - рассказывает Марина Конева, замдиректора Харьковской муниципальной галереи. - Как-то раз Роман прогуливался по улице Гоголя и обратил внимание на то, что на ней нет ни одной скульптуры или портрета писателя. Бюст же его в сквере Поэзии выходит на улицу Сумскую. С этого все и началось. Роман нарисовал Пушкина, а Гамлет с компанией - Гоголя. И в 2009-м мы основали фестиваль, рассчитывая на то, что он будет ежегодным.

Но в 2010-м провести его не получилось, потому что все свои силы и ресурсы муниципалка отдала Non-stop Media. В 2011 году проект вернется.

Создают достопримечательности из ничего

- Харьков часто называют серым городом, наша задача - раскрасить его, - продолжает Марина. - Роман Минин любит говорить: если мы так часто встречаем грязные стены в городе, если мы не можем с этим бороться, значит нужно самим писать и рисовать, но так, чтобы это было красиво, как это принято в Европе.
Рисунки, уверены в Муниципалке, могут украсить самые неприглядные подворотни. Яркий пример - улица Гоголя.

- Раньше на ней нечего было смотреть, кроме костела, сейчас же разглядывать стену с Гоголем приходят многие, - хвастает Марина Конева.

Первый проект Муниципалки: в арке здания на Пушкинской русский поэт стреляет в героев американских боевиков и мультяшек. Фото Романа ШУПЕНКО и из архива
Первый проект Муниципалки: в арке здания на Пушкинской русский поэт стреляет в героев американских боевиков и мультяшек. Фото Романа ШУПЕНКО и из архива.

Сейчас выбирают "полотна"

Возможность попробовать себя в проекте обещают предоставить и студентам, и профессионалам. Ближе к лету художники прикинут, какие из существующих городских стен можно раскрасить.

- Ребята находят в городе неприглядные стены, которые могут интересно "заиграть", фотографируют их и записывают адреса, - объясняет Марина Конева. - Потом разрабатывают эскизы, чтобы было понятно, как это будет выглядеть. Если эти объекты относятся к коммунальной собственности, мы обращаемся в мэрию за разрешением, если к частной - то к частникам. Чаще всего художникам идут навстречу.

Возможно, в этом году фестиваль частично переместится в спальные районы, где торцы зданий почти всегда пустые. Если получится достать необходимое количество краски и леса.

- Тематики на фестивале не будет, потому что это принципиальный момент - молодые авторы должны реализоваться, а тема сразу загоняет всех в рамки, говорит сотрудница галереи.

В фестивале будут участвовать нонстоповцы из Харькова, а возможно, и гости из других областей.

В тему

Роман МИНИН: "У меня нет цели оставить на камнях подпись: "Здесь был Рома"

Один из авторов стрит-арт-проекта Муниципалки рассказал нам о том, что рисунками в Харькове ограничиваться не собирается. В ближайших планах - нарисовать шахтеров на стенах зданий в Донецке.

Художника Романа Минина в Харькове в первую очередь знают, как автора многочисленных картин с шахтерами. Сам он родился и вырос в городе Димитрове Донецкой области в шахтерской семье. Но по стопам родителей не пошел - в 2002 году окончил Харьковское художественное училище, в 2008-м — академию дизайна и искусств. Живет и работает в Харькове.

- Роман, как вы пришли к тому, чтобы рисовать шахтеров?

- В Харьковской академии дизайна и искусств, когда нужно было выбрать свою тему, мне помог профессор Виктор Николаевич Гонторов. Ты же, говорит, из Донецка, почему шахтеров не рисуешь? И это было поворотным моментом в моей жизни...

Я начал делать эскизы - и дело пошло. Ему понравилось, он начал мне советовать, как дальше развиваться в этой теме. Я понял, что у меня это легко получается. Нужно заниматься тем, что у тебя хорошо получается, изо всех сил.

- А в шахту вы спускались?

- Нет. Это запрещено. Но я был везде на поверхности, папа меня брал, мне очень нравилось. Я был и в учебной шахте.

- Выставки с вашими работами в Донецке запрещали. Почему?

- В 2007 году мне запретили показывать шахтеров, у меня была картина "Забой или запой". Мне сказали, что шахтеры не пьют, что я неправильно их изображаю.
Вторая попытка была, когда я два года стоял в очереди в Донецке, чтобы сделать выставку в Художественном музее. И потом, когда настала моя очередь выставляться, сказали, что экспозиции не будет. Якобы приехал какой-то японский художник, и мое время отдают ему. А третий раз я предложил выставиться в центре современного искусства "Изоляция", но там ответили, что пока не будут меня экспонировать.

- Почему выставка, которая недавно проходила в галерее "Маэстро", носит название "План побега из Донецкой области"?

- Это о том, что я из нее, из области, никуда не убежал - невозможно убежать. Донецк всегда будет со мной и с теми людьми, которые пытаются откреститься от прошлого и повысить свой статус, выйти в свет, высшее общество.
У нас слишком много своей малой родины, чтоб мы боялись что-то потерять, и  слишком мало этого большого мира, чтобы досталось каждому. Все хотят в этот мир попасть, но не каждому это дано.

- Эту выставку можно назвать итогом темы шахтеров?

- Этот пласт я еще не выработал до конца. Некоторые интересуются: когда я перестану эксплуатировать эту тему? Меня это очень расстраивает, потому что я не эксплуатирую эту тему, не я ее выбрал, а она меня. У меня много эскизов для стен. На стены с шахтерами я еще не выходил.

- Где это будет?

- Вряд ли это будет в Харькове. У меня нет цели оставить свою подпись на камнях: "Здесь был Рома". Каждый объект продумывается для каждой стены. Скорее всего, я поеду в Донецкую область летом. Может, это будут закрытые шахты, объекты, за которые меня потом не посадят, если я на них нарисую. Я хочу вписать это в среду, чтобы это имело смысловую привязку.

"Комсомольская правда", Юлия Зинченко.