Пережившие оккупацию: ректора забыли, архитектора увековечили

Пережившие оккупацию: ректора забыли, архитектора увековечили

Доску ученому снесли неизвестные. Фото: mediaport.ua.

Такое безобидное начинание, как установка мемориальной доски, переросло в грандиозный скандал. Сначала в мэрии разрешили увековечить память лингвисту Юрию  Шевелеву, который во время войны остался в Харькове и преподавал в университете, но  когда в начале сентября на улице Сумской, 17 установили мемориальную доску, ученого заподозрили в  коллаборационизме. На этой неделе памятник признали вне закона.

Через  полчаса после голосования на сессии горсовета (за снятие доски высказалось большинство депутатов) к памятнику пришли трое мужчин с кувалдой и уничтожили ее. В мэрии Харькова заявили, что не имеют отношения к варварской акции, а в милиции пообещали найти вандалов.

Ветухов руководил университетом

В оккупированном гитлеровцами Харькове осталось немало ученых, которые по состоянию здоровья или по каким-то личным мотивам не стали эвакуироваться. Более того, в  городе даже продолжал работать университет, часть сотрудников которого все-таки уехала в Кзыл-Орду (Казахстан).

Ректором оккупированного вуза немцы назначили профессора зоотехники Михаила Ветухова, который также работал председателем областной земельной  управы. "Делал все, от него зависящее, чтобы население Харькова спасти от голода, - писали в послевоенном самиздате. - За это в 1943 году Ветухов был арестован гестапо, но выжил". После освобождения ученый оказался в лагере для перемещенных лиц в Германии, а затем эмигрировал в США.

- Мы не считаем его ректором, потому что ректор, Сазонов, был в эвакуации, - объяснил "Комсомолке" директор музея истории университета Сергей Куделко. - В Кзыл-Орде студентов выпускали, а в Харькове - нет. Немцы всех обязывали ходить на работу, поэтому и наши сотрудники ходили.

Пылинскую спасло замужество

Не покинули город и некоторые литераторы. Остался в Харькове активист ВАПЛІТЕ  Аркадий Любченко. Во время войны он печатался в украиноязычных газетах и журналах. Впоследствии уехал из Харькова, был арестован гестаповцами во Львове и вскоре умер. Аркадий Любченко упомянут на памятной доске - списке жителей Дома Слова на улице  Культуры, 9.

- Очень сильный прозаик Виктор Петров (Домонтович) при немцах выпускал журнал  "Український засів", а когда оказался в эмиграции, выяснилось, что он был двойным агентом, - рассказала нам сотрудница Литературного музея Татьяна Пилипчук. - Пережила оккупацию вдова писателя Ивана Днепровского, языковед Мария Пылинская: она сберегла уникальный  архив 1920-х годов. При немцах она работала в банке и очень боялась репрессий. Марии  повезло: ее второй муж воевал на фронте и был офицером Красной Армии.

Исследователи говорят: писателей на тот момент в Харькове оставалось не так уж и много,  потому что накануне многих репрессировали или довели до суицида.

Бекетов не эвакуировался

Остался "под немцами" и 79-летний архитектор Алексей Бекетов. Но в ноябре 41-го он скончался. По словам историков, ученый не смог перенести тяжелых болезней, треволнений из-за войны и разрушения построенных им зданий.

В Харькове память Бекетова увековечена в названиях улицы в районе ХТЗ и станции метро. Памятник зодчему установлен перед университетом строительства и архитектуры. На нескольких зданиях, спроектированных Бекетовым, висят памятные таблички.

Юрий ЗИНЕНКО, КП - Харьков