Убийство инкассаторов 10-летней давности напророчила гадалка

Убийство инкассаторов 10-летней давности напророчила гадалка

Родители Александра Нина и Сергей Шабельниковы помнят все подробности злополучного дня. Фото: Л. Дорошенко

Завтра исполняется ровно 10 лет с момента первого нападения на инкассаторов в Харькове. Журналисты разыскали родню первой жертвы банды налетчиков и единственного охранника, которому посчастливилось выжить во время нападения, пишет газета "Сегодня".

Напомним, 26 октября 2001-го двое неизвестных напали на инкассаторскую "Волгу", на которой сотрудник банка и двое охранников приехали забирать выручку из мебельного магазина на ул. Деревянко, 44. Тогда бандиты застрелили младшего лейтенанта милиции Александра Шабельникова, который стерег деньги в машине, другого охранника, Павла Пустовита, ранили в руку, когда он с банкиром выходил из магазина. В первый раз улов грабителей составил 89 000 грн, два автомата Калашникова и два пистолета Макарова.

Через три года ЧП повторилось: 26 октября 2004-го налетчики снова расстреляли инкассатора и водителя машины. В этот раз они забрали из машины выручку в 400 000 грн и табельный пистолет.

В 2005-м 8 ноября в Харькове — третье дерзкое нападение на инкассаторов. На Баварии, в районе Птичьего рынка, неизвестные напали на инкассаторскую машину банка "Аваль". Два сотрудника государственной службы охраны и водитель-инкассатор погибли на месте.

Последнее громкое ограбление инкассаторов произошло 2 апреля 2009-го. Налетчики напали на инкассаторов "Ощадбанка", которые забирали выручку на Холодной горе. В результате обстрела трое сотрудников банка погибли на месте. Правоохранители признали: все четыре нападения — звенья одной цепи, поскольку в трех последних эпизодах инкассаторов расстреливали из оружия, которое пропало во время ограбления в 2001-м.

Первая жертва

Родственники Александра Шабельникова спустя 10 лет помнят тот злополучный день до мелочей.

- Вопреки привычному расписанию тем утром он никак не хотел вставать, как чувствовал, что случится беда, — рассказывает его мама Нина Шабельникова.

       
   
 
    Шабельников мечтал стать морпехом, но пошел по стопам отца. Фото из семейного архива.  
       

Уже после трагедии друзья ее сына вспоминали, что гибель Саше напророчили.
- Как-то он встретил жену одного из друзей, которая собралась к гадалке, и пытался отговорить ее, мол все, что они говорят — неправда и обмолвился, что ему нагадали, дескать, станет большим человеком, но погибнет в 25 лет. Он же сказал: смотри, мне уже 26-й пошел, а я все еще жив, и через несколько месяцев его не стало. А хоронили Сашу с генеральскими почестями, вот и сбылось предсказание, — рассказывает Нина Михайловна.
В милицию Александр пошел по собственному желанию, отучившись три года в институте радиоэелектроники, бросил учебу и ушел в армию, чтобы служить в милиции, как папа. Так и попал в Государственную службу охраны, где четыре года успешно сопровождал сотрудников банков. В охране Александр работал с двоюродным братом, но в тот вечер судьба развела их.
После гибели Саши его брат ушел из органов. А вот родная сестра Александра, Наталья, наоборот после трагедии решила исполнить мечту брата и ушла служить в милицию.
- Сейчас она уже капитан милиции, и все достижения в работе Наташа посвящает ему, всегда говорит, что Саша бы ею гордился, — говорит Нина Михайловна.
Выжил
Охранник Павел Пустовит, выживший в той перестрелке, пытается забыть шок, который тогда испытал.
- Для меня это был обычный день, пятница, хотелось поскорее отработать и бежать домой к семье, ведь дочке едва исполнился годик, но случилось по-другому. Тогда пуля попала прямо в кость, прошла навылет и, как говорили медики, вынесла 6 см кости, но благо все собрали. Правда, полностью выпрямить руку до сих пор не могу, — рассказывает Павел.
Охранник говорит — налетчики готовились основательно, на ограбление пришли с обрезами, начиненными обломками арматуры: "Их оружие могло легко пробить бронежилеты. После ЧП, сколько раз мне ни предлагали вернуться в инкассацию, не захотел еще раз испытывать судьбу. За крошечную зарплату, которую там платят, этот риск никому не нужен".
По иронии судьбы сейчас Павел работает в одном из отделений "Ощадбанка", для которого в тот злополучный вечер забирал выручку.
Забирают выручку до темноты
Каждый год в конце октября машины инкассаторов сопровождают сотрудники спецподразделений, дороги охраняют усиленные патрули. Правоохранители обещали, что забирать выручку из банков и магазинов, инкассаторы будут лишь на бронированных авто, однако спецтехнику получили не все.
Как рассказал нам на правах анонимности сотрудник одного из банков, в некоторых учреждениях из-за экономии деньги до сих пор забирают на обычных авто. "В такой машине охранник сидит на куче денег и в случае ЧП не может дать отпор нападающему, поэтому, переживая за жизнь, ребята стараются взять отгулы или отпроситься, рисковать жизнью никто не хочет. Забирать деньги в эти дни разрешают лишь до 17.00, пока не стемнело", — говорит инкассатор.
Налетчики уже за границей
За 10 лет правоохранители ни на шаг не продвинулись в расследовании резонансного дела и не раз признавали, что зашли в тупик. Официально в милиции рассказывают, что следователи работают над раскрытием преступления, однако задержать убийц до сих пор не удалось.
Как стало известно журналистам из источников в правоохранительных органах, вряд ли эту банду когда-нибудь возьмут, но в Харькове они промышлять больше не будут.
- Все налеты отработали "чисто" без каких-либо следов. Скорее всего, они связаны между собой родственными узами. Один из них — постарше, скорее всего, раньше работал инкассатором, двое других могут быть его сыновьями, зятьями либо же племянниками. О происходящем знали только эти трое и намерения подставлять друг друга у них никогда не было. Обычно чужие друг другу люди прокалываются: кто-то кому-то что-то сказал, потом по цепочке узнают информаторы правоохранителей, и так выходят на след. А последнее нападение на Холодной горе, когда грабители работали даже без масок и при свидетелях — было финальным аккордом. Люди готовились уезжать из страны. Сейчас в Украине их уже нет, — говорит наш собеседник.
Алексей Битнер, по материалам газеты "Сегодня".